о том, как надо есть

– Лев Евстигнеевич! – крикнул корреспондент, пытаясь догнать бодро шагающего по холлу знаменитого академика Коростылева.

– Да? – слегка прищурился академик и, остановившись, обернулся назад.

– Здравствуйте! Хотел задать вам пару вопросов… – запыхавшийся корреспондент тяжело дышал и вытирал платком пот с раскрасневшегося лица.

– Что это вы так взопрели? – иронично спросил Коростылев.

– Так вот… – корреспондент смущенно хлопнул по внушительному животу.

– Питаетесь неправильно, батенька! – строго ответил академик.

– Вы имеете в виду раздельное питание? Или то, что нельзя есть после шести вечера? Что я только не перепробовал… ничего не помогает! – горестно вздохнул корреспондент.

– Я имею ввиду совсем другое. Вы, наверное, кушаете сидя?

Корреспондент оторопело посмотрел на академика:

– Ну да… А как же еще?

– Употреблять пищу следует стоя! – Коростылев назидательно поднял указательный палец. – Во время приема пищи «сидя» у человека получается складка внизу живота. Временная система «пища – организм», которая образуется во время еды «сидя», ложно воспринимает эту складку, как правильное состояние, требующееся для всего процесса, в том числе и для пищеварения. И организм, если можно так выразиться, «запоминает» это состояние! В дальнейшем пищеварение в кишечнике также происходит, требуя эту самую складку внизу живота. Кишечник человека формируется таким образом, что часть его уходит в эту самую складку, из которой в результате и вырастает неестественно большой живот! Иначе говоря, не тот живот, каким он должен быть, а пузо!

Корреспондент неуверенно проговорил:

– Но ведь всегда все ели и едят именно «сидя»!

– Под словом «все» вы имеете в виду людей? А разве животные едят «сидя»? Или они едят «стоя», пусть и на четырех конечностях?

– Ну… я не знаю точно…

– А я знаю! Из животных только обезьяны питаются «сидя», да и то не всегда. У них также, как и у людей, бывают пуза… Правда, не такие большие. 

– Выходит, люди неправильно питаются? И надо всем есть «стоя»?

– Выходит, так! Имелись раньше такие забегаловки, в которых пищу принимали «стоя». Там были установлены высокие столы без стульев. В пивных, например. Во времена моей студенческой юности, такие заведения были достаточно распространены… Сейчас не знаю, остались они, или нет.

Корреспондент задумчиво почесал подбородок:

– Вы, Лев Евстигнеевич, меня, честно говоря, ошарашили…

Коростылев улыбнулся:

– Не только вас, юноша. Не только вас, поверьте. Многие сейчас начинают задумываться… А о чем вы меня хотели спросить–то?

Корреспондент пожал плечами:

– Я хотел узнать, чем в последнее время занимается ваша знаменитая лаборатория в Таркабулаке.

– Вот этим и занимается. – загадочно ответил Коростылев и, попрощавшись, поспешил на конференцию, где уже объявили его выступление.


Добавить комментарий

Войти с помощью: