О

— О, боже! – чертыхнулся дьявол, услышав крик новорожденного ребенка.

— О, черт! – взмолился Бог, увидя это. Оба склонились над  тем, что получилось…

*****

 Чуть ранее они, в перерыве от земных дел, играли в игру, чтобы скоротать время отдыха. Они сидели друг напротив друга за несуществующим столом. Бог дыханием толкал кусок неба к дьяволу, а тот щелчком указательного и большого пальцев куском земли бил обратно. Небо и земля изрядно перемешались, и в итоге стали одной непонятной массой.

— Сострадание! – подул Бог.

— Жестокость! – отбил пальцами удар дьявол.

— Доброта! – выдохнул  Бог.

Комок упал. Дьявол поднял его, положил, прицелился:

— Шесть – десять. Безразличие!

— Красота!

— Зависимость!  — дьявол отбил, но палец сорвался, и комок остался в середине несуществующего поля и…

*****

…закричал криком рожденной девочки. Дьявол дотянулся и щелчком сбил ее к Богу:

— Власть!

— Стой! Мой ход должен был быть сейчас, — Бог остановил ладонью орущего ребенка в полете. – Мы не можем продолжать швырять ее.

— Выброси ее к людям. Давай по новому куску возьмем или соглашайся на мою победу? Не будешь отыгрываться? – голос дьявола утонул в крике ребенка.

— Она там не выживет!

— Да замолчи ты! – стукнул девочке по голове дьявол. — И чего теперь с ней делать?

— Я ее себе заберу.

— Что?! Она и моя тоже. Так что я ее тебе не отдам.

— Так ты только ее выбросить предлагал! – резонно заметил Бог.

— То выбросить, а не присваивать себе чужой труд, — заспорил Дьявол.

— Хорош труд из комка грязной земли!

— Она общая будет! Заткнулась хоть, — облегченно вздохнул дьявол.

— Ничего хорошего не выйдет, у двух хозяев… — не захотел делиться девочкой Бог, возражая.

 

— Плохого тоже. Все, что есть у тебя, должно быть и у меня, иначе этого нет.  Пусть  так будет. Посмотрим, что это вообще за существо.

….Девочка потихоньку росла со своими «родителями». Они, не жалея сил и возможностей закладывали в нее все, что могли. Девочка любила дьявола, потому что он носил светлые рубашки, и от него хорошо пахло дорогим одеколоном, был резок, точен, и для него вообще не существовало никаких проблем.  Она не любила Бога, который казался ей слишком мягким, и не всегда был чисто выбрит, вдобавок, у него всегда была куча проблем, которые он со вздохом, чаще оставлял нерешенными. Она не любила дьявола за его подлость,  жестокость, несправедливость и ложь. Она любила Бога за его надежность,  совершенность, нежность и удивительную мужскую красоту. Девочка любила обоих за их любовь к ней, и ненавидела их за нелюбовь  друг к  другу.

— Я дам тебе возможность управлять миром, — говорил Бог, укрывая ее теплым ночным небом.

— Но ты не сможешь справиться с собой, — поцелуем закрывал ей сонные глаза Дьявол.

— Ты будешь чувствовать и любить каждого человека. Как я, — помогая ей умыться утренним моросящим дождем, говорил Бог.

— Но само человечество ты будешь ненавидеть, — вытирая  ее личико грозовой тучей с разрядами молний, от которых больно дергало током, вторил ему Дьявол.

— Ты сможешь понять все, — качая ее на качелях, думал Бог.

— Ты сможешь попробовать все! – снимая с качелей, уносил ее Дьявол на руках.

— Ты сможешь дарить людям счастье! – разглаживая смятую  вселенную, после ее игр, с гордостью шептал ей Бог.

— Но тебе это на хрен не надо будет, и ты с интересом разбросаешь его, восхищенно глядя, как весело сверкают бриллиантами  круглые капли, красиво падая из черноты сквозь голубое небо на разноцветную землю! – вытаскивая песок из ее волос после прогулки, смеялся дьявол до слез, когда девочка пыталась засыпать и его, босыми ногами поддевая пустыни.

Девчонка, смеясь, висла на шее у каждого поочередно.

Больше всего на свете она любила гулять, держа их обоих за руки и смотря вниз, на землю, где царили Бог и Дьявол. Для девочки все казалось интересной игрой в живые игрушки.

Она заметила, что доброта Бога может обернуться злом, а зло дьявола иногда оказывалось справедливо. Девочке эта путаница и двусмысленность совсем не нравилась. Она вносила коррективы, и поправляла, но эти «родители» вечно мешали.  Бог и Дьявол не разрешали ей влезать в их дела. Но сильная связь человека и бога, человека и дьявола, однако, не мешала девчонке вносить свои правила. Люди просили – и получали, а последствия могли принадлежать совсем не тому королю,  который исполнял желания.

В итоге, все на земле было «черт ногу сломит», или как «бог на душу положит». Порядка только не было. Что, собственно, девочке и не нравилось. Она нашла причины – сильная зависимость духа и плоти человека  и несогласованность действий создателей всего живого. А главное – никто ни в чем никогда не был свободен.  Все дергали друг друга за нити, словно марионетки, и страдали от этого.  Она не могла понять, зачем Бог заковал такой сильный дух, как душа человека в плоть, которая хуже гильотины, если страдает, то усмирит любое, многократно сильнее себя.  Объединить Бога и Дьявола у девочки тоже не вышло. Не смогли они договориться, невзирая на то, что оба сильно любили девочку и были готовы ради нее на все.

…Открыл Бог перед ней свои двери. Там было все… Счастье, справедливость…- все-все добродетели лежали перед нею. Руки ее к любви сразу протянулись. Захотелось ей хоть что-то иметь свое. Но Бог закрыл дверь, придерживая девочку за руку.

— Не трожь. Поглядела и хватит с тебя. Это трогать нельзя. Это иметь нельзя, — дьявольски сверкнув глазами, строго сказал Бог.

— Бери мое! – видя выступившие слезы и подрагивающие губы девочки,  сразу распахнул Дьявол свои двери. Но то, что лежало там, девочка не хотела ни иметь, ни трогать, ни смотреть.

— Отдай! – повернулась она к Богу. — Отдай! Если иметь нельзя, то почему ты удерживаешь это у себя, давая здоровья человеку лет на сорок в среднем, счастья переменчивого, как погода, любви, которую не отыскать иногда за всю жизнь, и жизни, которая только и годится на то, чтобы кончиться. Отдай все. Почему тебе иметь можно, а им нельзя?

— Мала еще учить меня. Зря я тебе показал. Ступай, — Бог недовольно ушел.

Дьявол молча стоял и виновато смотрел на девочку.  Тоже зря. Он разозлил ее тем, что не смог ничего сделать. Девочка отпихнула его и разбила те двери, и эти…  Она со злости от бессилия  смешала все миры. Все упало на землю: Бог, Дьявол, и девочка тоже…

С тех пор  нет больше управленцев для человека, кроме самого себя, нет больше мученика Дьявола для человека, кроме самого себя, нет большего счастья для человека, чем свое собственное. И не зависит больше ничто ни от дьявола, ни от бога, ни от самого человека.  Дух и плоть, и Бог, и Дьявол в них.

Девчонка спустила создателей вниз и растворила никчемных владык в человечестве. Теперь они в каждом человеке, в ком-то больше, в ком-то меньше. А все остальное лежит под ногами. Нужно увидеть и не затоптать…

… а свою любовь  девочка нашла на земле. Ту, которую у Бога на небесах увидела среди его богатств. Она взяла себе то, что захотела. Нежно прижимает ее к себе ночами Бог, ласково укрывая на ночь той любовью…  И, целуя на ступеньке, жестоко уходит утром Дьявол в светлой рубашке, раздирая сердце этой же любовью…

 

 


Добавить комментарий

Войти с помощью: