про медведя

     — Расскажи мне сказку, — попросила Катенок.
     — Я не знаю — отмахнулся Семеныч.

     — Ну расскажи! Про медведя! Четыре предложения…
     Семеныч подумал, что первое предложение  уже есть ("Жил-был медведь"), и начал:

***

     Жил-был медведь. Он был большой, но с виду. Когда на него смотрел заяц или какая-нибудь там лиса, они считали, что он большой. Но сам медведь знал, что по сравнению с драконами он был в пределах погрешности и поэтому большим себя не считал. 
     Однажды медведь ел малину и нечаянно схватил пастью шершня. Шершень естественно ужалил медведя в язык, медведь сомкнул челюсти и раздавил шершня, но от этого ему легче не стало.
     Боль нарастала. Язык и внутренняя полость пасти медведя опухли. Затем начала опухать гортань, и его дыхание стало затрудненным. 
     "Ни хрена себе, поел малинки!", — горько и криво (как смог) ухмыльнулся медведь. 
     Затем дыхание стало совсем затрудненным, и сознание медведя помутилось. Он начал видеть странные картины, не являющиеся отражением реальности, — "глюки пошли", если по-простому выразиться. 
     И увидел он огромного шершня, который смотрел ему в глаза и как будто "выпивал" его взглядом. По мере этого "выпивания" медведь уменьшался, а шершень увеличивался в размерах.
Когда шершень стал совсем большим, а медведь совсем маленьким, медведь понял, что шершень сейчас сожрет его (как только что наяву он сам сожрал шершня). 
     Но медведь ошибся. 
     Шершень не сожрал его. Неожиданно (и для шершня, и для медведя) вдруг раздался мощный низкий рёв, отдаленно напоминающий рык льва, только во сто крат сильнее. Завибрировал воздух, как будто медленный, но мощный ураган пронесся над поверхность леса. И стало невыносимо жарко, как будто солнце неожиданно сильно приблизилось к земле.
     Медведь отвел взгляд от шершня и увидел огнедышащего дракона, который вылетев из-за скалы, огненным языком слизал шершня и, посмотрев искоса на медведя, развернулся обратно. 
     — Постой! — крикнул ему медведь, — Возьми меня с собой!
     — Не могу, — ответил ему дракон, — Драконы не бывают отдельными от того, кто их видит. Только ты сам сможешь стать драконом, если этого правильно захочешь. 
     — А что значит "правильно захочешь"? — спросил медведь, но дракон уже улетел.
     "Вод гад такой!", — разозлился медведь и огненным шквалом изрыгаемого пастью огня расплавил скалы.

***
     — А почему медведь попросился к дракону? Разве ему плохо было быть просто медведем? — спросила Катенок.
     — Ему всегда было плохо. С самого начала существования. Он никогда не хотел быть медведем, — ответил Семеныч.


Добавить комментарий

Войти с помощью: